July 2017

S M T W T F S
       1
2 345678
91011 12131415
161718192021 22
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Sunday, May 28th, 2017 16:38
Только взял боец гитару — сразу видно — гармонист…
Пародия на поэму А. Твардовского «Василий Тёркин».

Писатели тоже люди. Как и любые другие люди, они иногда ошибаются. Очень интересно наблюдать, как писатели выпутываются из сделанных ими ошибок.

Глен Кук знаменит тем, что никогда не рисует карты к своим произведениям, но при этом даёт достаточно подробные описания местности, настолько точные, что карту можно восстановить по приведённым в книгах сведениям, (и есть люди, которые этим занимаются). Но у автора возникла проблема в расстояниях: в разных книгах одни и те же расстояния оказывались различными. Когда Глену Куку об этом сообщили, он вышел из затруднения легко, красиво и изящно, попутно заложив базу для дальнейших оправданий:

Если Костоправ пишет, что от Таглиоса до Страны Теней восемьсот миль, а у Госпожи выходит четыреста, кому из них верить? Каждый настаивает, что ему. Госпожа говорит: причина расхождений в том, что росли они в разных местах и в разное время и привыкли к разным мерам длины и веса.
«Суровые времена».

Но есть и более интересный пример.

Джон Ринго — единственный на моей памяти автор научной фантастики, которого обвиняли в излишней научности. Он написал тетралогию «Путешествие космического пузырька», набитую аллюзиями на «Алису в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла. (На русский эта тетралогия ни разу не переводилась, что очень печально, потому что книги со второй по четвёртую я считаю лучшей научной фантастикой, которую я вообще когда-либо читал). В первой книге тетралогии в одном из эпизодов главный герой, физик-ядерщик, объясняет некоторые аспекты ядерной физики спецназовцу. Объяснение… Скажем так, могло бы быть и более точным. Очевидно, кто-то из читателей намекнул мистеру Ринго, что в описание закрались некоторые ошиб неточности, поэтому где-то в начале второй книги появляется следующий эпизод (перевод мой):

Спецназовец: Я только надеюсь, что на сей раз в физике ошибок не будет.
Физик: Чего?! Да моя физика всегда точная и безошибочная!
Спецназовец: Ну, после того, как мы рванули 600-мегатонную кварковую бомбу, и события слегка утихли, я почитал немного про ядерную физику, про темы, о которых ты трепался во время той миссии. Так вот, ты сказал мне, что мюоны сделаны из двух кварков. Я помню это так, как будто это произошло вчера. Но мюоны не…
Физик: Нее, шеф, я точно не мог этого сказать. Мюоны — фундаментальные частицы. Ты уверен, что я не говорил, что мезоны сделаны из двух кварков?..
Спецназовец: Нет, сэр. Ты сказал «мюоны». А Википедия утверждает, что мюоны не сделаны из кварков.
Физик: А когда я тебе это сказал, шеф? Блин, я не мог сделать такую элементарную ошибку. Ни при каких нормальных условиях!
Спецназовец: Это когда на нас напали инопланетяне, чихающие иглами, пробивающими броню, они ещё уничтожили бригаду Национальной Гвардии…
Физик: Твою мать, шеф. Там были большие зелёные монстры с другой планеты, которые жаждали нас сожрать. И ты привязался к тому, что в тот момент я сказал тебе, будто бы мюоны сделаны из кварков?!

Я швырнул атомную бомбу, и она жахнула.
Гарри Гаррисон.
Эта фраза очень точно описывает финал
первой книги тетралогии.

Как изящно автор вышел из положения!

Все четыре книги — это череда кризисов, развивающихся от плохого к худшему, хоть и с хэппи-эндом. Для того, чтобы осознать масштаб преодолеваемых кризисов, скажу лишь, что первая книга начинается с ядерного взрыва в Орландо, и что примерно к трети первой книги Президент США принимает решение о массированной бомбардировке территории собственной страны термоядерными зарядами. 600-мегатонную ручную гранату главный герой тоже не от хорошей жизни рванул. То есть главный герой, физик-ядерщик, постоянно находится в условиях, далёких от нормальных. И это даёт физику право нести любую чушь, потому что автор приготовил для него прекрасную отмазку: физик, видите ли, не отвечает за точность высказываемых суждений, когда находится в состоянии стресса. А поскольку стресс в книге — состояние перманентное…

Я считаю, что это решение гениально.

К чести автора следует добавить, что для второй и более поздних книг он нашёл технического консультанта, и в них уже придраться не к чему. По крайней мере, с точки зрения ядерной физики.

Вообще книги Джона Ринго весьма забавные и смешные. Крайне рекомендую. А уж его описания мышления военных — это просто песТня:

Майор не знал о том, что в армии появились боевые шагоходы, но это вовсе не означает, что бронекостюм содержал в себе инопланетянина. О, майор мог представить себе некую расу, до сих пор не встреченную, которая использует боевые шагоходы. […] Да, пожалуй, некая инопланетная раса могла бы использовать боевые шагоходы. Он мог даже допустить, что эта раса будет гуманоидной; конвергентная эволюция и всё такое. Эти гуманоидные инопланетяне могли быть даже внешне похожими на людей, — майор видел рожицу, намалёванную на грудном бронещитке шагохода, — хоть это предположение и растягивало рамки допустимого до состояния, когда они уже начинают потрескивать.
Но на земле рядом с шагоходом лежало нечто, безумно похожее на обрез 25-миллиметровой пушки «Бушмастер» с бронетранспортёра «Брэдли». А майор не мог представить себе конвергентную эволюцию «Бушмастера». У этого оружия была целая куча недостатков. Ergo, в шагоходе был человек. И более того, это должен быть человек примерно из нынешнего времени; не могут же в технологически более развитом будущем создать средство перемещения в прошлое и по-прежнему пользоваться «Бушмастерами»!
Джон Ринго, «Into the Looking Glass».